Дальневосточный гектар: почему он не нужен и даром

7 мая, 10:50
210
Премьер Дмитрий Медведев в понедельник, 6 мая, распорядился выделить дополнительно 1 млрд рублей на поддержку агробизнеса на Дальнем Востоке. Одиннадцать дальневосточных регионов получат эти деньги в течение трех лет. В этом году — 360,3 млн рублей, в следующем — 338,1 млн и еще 370,2 млн — в 2021 году.
Чиновники выделяют эти средства в рамках федерального проекта «Создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации» и национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».
Миллиард – это немного. Тем более, что когда дело дойдет до распределения по регионам. Например, Камчатский край получит в этом году 39,8 млн рублей, Приморье – 96,5 млн рублей, уточняется на официальном сайте Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (является структурой Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики — «Газета.Ru»).
Больше всего денег дадут республике Саха (Якутия) – 287,2 млн рублей. А на Магаданскую область, например, придется всего 26,5 млн рублей.
Но на самом деле миллиард — лишь небольшая часть по-настоящему гигантских вливаний в дальневосточный регион, направляемых из федерального цента.
По данным Минфина, из госбюджета на 2019 год и период до 2020-2022 гг. планируется выделить на развитие Дальневосточного федерального округа 123 млрд руб. Из них 45,3 млрд в этом году.
Значительная часть этих средств так или иначе связана с реализацией программы по возрождению Дальнего Востока, превращению этого региона в территорию опережающего развития и слома тренда на отток населения с окраины империи на «большую землю».

Безвозмездно, то есть, даром

Под эту идею три года тому назад президент с подачи полпреда Юрия Трутнева утвердил среди прочих инициатив программу «дальневосточного гектара». Согласно закону, земля в пределах 1 га предоставляется на 5 лет на основании договора безвозмездного пользования. По истечении пятилетнего срока освоенный гектар можно оформить в собственность или долгосрочную аренду.
Гектар сначала выдавали только местным и при этом был небольшой размер «подъемных» на переезд и обустройство на месте. Желающих переселиться почти не нашлось и программу ДВ-гектар максимально либерализовали. И добавили денежных стимулов. В том числе субсидий и льготных кредитов на открытие бизнеса, на закупку стройматериалов для строительства жилья. Переселенцам дают гранты «Начинающий фермер», «Агростартап» и т. п. Выплачиваются компенсации за приобретение сельскохозяйственной техники, оборудования, мобильных торговых объектов.
Тем не менее программа забуксовала уже на второй год после старта в 2016 году. Даже субсидии россияне брать не хотят. «С начала реализации программы (по январь 2019 года) мерами господдержки воспользовались около 1,8 тыс. получателей «дальневосточных гектаров» на сумму 523 млн руб.», — уточнили «Газете.Ru» в Агентстве по развитию человеческого капитала.
Сейчас для свободной раздачи земли людям нарезано порядка 188 млн гектаров. Но с начала действия программы ею воспользовались всего 67 803 гражданина РФ.
Еще на рассмотрении ведомства находится 5,4 тысячи заявлений, по которым принято положительное решение о предоставлении земли.
^^Бизнес-план по лобстерам^^^
Итого дальневостоный гектар оказался востребованным для 73 тысяч россиян.
Наибольшее количество заявлений на «дальневосточный гектар» поступило от самих же дальневосточников – 83%.
«Среди жителей недальневосточных регионов бесплатный гектар наиболее популярен у москвичей и жителей Московской области. От них поступает каждое четвертое заявление от общего числа получателей «гектаров» из недальневосточных регионов», — уточнили в агентстве.
Новости СМИ2
Более того, некоторые из них новых собственников гектара, взяв землю, пока не решили, что будут с ней делать.
Вариантов для открытия бизнеса не так уж и много. Построить теплицу для выращивания овощей или клубники, сажать сою. Сам полпред Юрий Трутнев в интервью «Газете.Ru» ранее говорил, что с удовольствием взялся бы выращивать аквакультуру (морских гребешков, лобстеров, рыбу), если бы это было совместимо с госслужбой.
Еще одна распространенная бизнес-идея – открыть туркомпанию. Но есть проблема. И это не деньги, а архаичность действующего законодательства.
«Я считаю, что
интерес к нему (к дальневосточному гектару) со стороны потенциальных получателей снизился. За все время в Магадане заключено около 160 договоров на предоставление земли»,
-– цитирует MagadanMedia зампреда Магаданской городской думы Виктора Баринова.
По его данным, большая часть земельных участков используется «не под создание нового бизнеса, а под нужды жилищного строительства». То есть часть приезжих готовы построить здесь себе дом и жить за счет подсобного хозяйства. Лишь около половины (46%) участников программы «дальневосточный гектар» планируют использовать полученную землю для различных видов предпринимательской деятельности.
По мнению городского чиновника, причина низкого интереса к дальневосточному гектару в том, что потребности колымчан не соответствуют возможностям использования земельных участков. Не все хотят работать на земле, заниматься сельским хозяйством. Порядка 11% договоров с переселенцами заключено на занятие «туристической и рекреационной деятельностью».
Магаданская область могла бы стать центром туризма, не менее популярным, чем Камчатка с ее вулканами и горячими источниками, считает Баринов. Но для этого необходимо менять законодательство, чтобы можно было получать видовые участки, на берегах водоемов. Но именно такие участки — на берегу рек или озер, которые являются наиболее востребованным у турбизнеса ресурсом, — по российским законам нельзя оформить в собственность.
Созданный на арендованном участке объект недвижимости невозможно застраховать, и, как следствие, взять под него кредит на развитие предприятия. В итоге туризм не развивается.

Китайцев бояться, в лес не ходить

Сейчас на Дальнем Востоке обсуждается резонансная идея — cдавать в аренду иностранным фермерам до миллиона гектаров сельскохозяйственных земель региона.
Дальневосточные земли могли бы быть открыты для зарубежных инвесторов, и в России рассчитывают главным образом на спрос со стороны китайцев.
Граждане КНР могли бы выращивать здесь соевые бобы, пшеницу и картофель. Но противники этой идеи приводят классический аргумент: китайцев пускать на российскую землю опасно. Они будут хищнически эксплуатировать землю, создадут экологическую проблему.
Власти идею с арендой гектара иностранцам не поддерживают. «Получить «дальневосточный гектар» в собственность могут только россияне.
Закон о «дальневосточном гектаре» исключает возможность получения в собственность земельных участков иностранными гражданами. Переуступка «дальневосточного гектара» иностранцам также невозможна»,
— пояснили «Газете.Ru» в Агентстве по развитию человеческого капитала.
До пяти лет участок находится в безвозмездной аренде, но даже после пятилетнего срока освоения земли, когда участок переходит в собственность, продажа его иностранцам или лицам без гражданства, иностранным юрлицам запрещена по закону. Нельзя выделить гектар и тем юридическим лицам, в уставном (складочном) капитале которых имеется доля иностранного государства, международной организации, иностранных граждан, иностранных юридических лиц.
При этом конечной целью всех федеральных программ, развернутых на Дальнем Востоке, является создание благоприятных и комфортных условий для граждан, отмечают в Агентстве.
Россияне с Дальнего Востока бегут, а китайцам землю не дают. В итоге Дальний Восток пустеет. В агентстве, призванном развивать человеческий капитал, просто фиксируют всем известную проблему: «остановить отток населения из Дальневосточного округа, несмотря на предпринимаемые усилия, пока не удается».
Об этом же в Госдуме 18 апреля говорил премьер Дмитрий Медведев. «Решения приняты, но все равно есть отток. По разным регионам цифры разные, тенденцию эту окончательно нам переломить не удалось, и это нас очень беспокоит», — сказал премьер.
По итогам 2017 года количество выбывших из ДФО в старых границах (без Бурятии и Забайкалья) составило 16 тысяч человек, по и тогам 2018 года — еще больше, 22 тысячи человек. Для 8-миллионного округа это много.
Источник