Eurasianet: Россия теряет лидерство на рынке космических услуг

15 октября, 10:30
69
Установка ракеты-носителя
Сокращение российского присутствия в космосе, по мнению специалистов, произошло из-за многолетнего использования советских разработок, задел которых практически исчерпан, в то время как иностранные конкуренты в это же время развивали принципиально новые технологии. Различные источники рисуют в целом схожую картину ухудшения положения России на мировом рынке космических услуг за последнее десятилетие.
В 2009-2015 годах РФ держалась на первом месте в мире по количеству успешных космических пусков — на нее приходилось в среднем около 35-40% всех пусков, и она доминировала на рынке. Затем наступил перелом, и Россия скатилась сначала до 22% в 2016 и 2017 годах, и всего 18% (и третьего места после Китая и Соединенных Штатов) по результатам 2018-го.
Глава государственной корпорации Роскосмос Дмитрий Рогозин обещал восстановить позиции РФ и в 2019 году провести беспрецедентное число пусков — 45, что вывело бы Россию на первое место с большим отрывом от конкурентов. Но пока было осуществлено лишь 19 успешных пусков (самостоятельно и совместно с европейскими партнерами), и еще от одного до пяти могут состояться до конца года. Судя по расписанию на 2019 год, на Россию придется примерно 20% всех пусков в мире, и она опять окажется на третьем месте после США и КНР.
Практически все российские пуски являются коммерческими, то есть оплаченными российскими или (чаще) иностранными заказчиками, среди которых научные центры, телекоммуникационные операторы, правительства иностранных государств, NASA и т.д.
C 2014 года США начали перенимать занимаемую Россией долю коммерческих пусков, утверждается в последнем доступном отчете за 2017 год отдела коммерческих космических перевозок Федерального управления гражданской авиации США. Согласно отчету, с 2011 по 2017 год доля США на рынке коммерческих запусков увеличилась с нуля до 54%.
Сокращение доли России, по оценкам управления, произошло по нескольким причинам. Во-первых, использование ракет-носителей Falcon 9 компании SpaceX оказалось дешевле аналогов (вероятно, в том числе за счет возможности их многоразового использования). Во-вторых, многие заказчики стали искать альтернативных России поставщиков в связи с тем, что в последние годы у России происходили сбои во время пусков, наблюдались сложности в контроле качества и трудности в поставках оборудования. В-третьих, сокращению доли России способствовали разработки таких компаний, как Arianespace (Франция), Mitsubishi Heavy Industries (Япония) и Antrix (Индия).
Американская SpaceX впервые превзошла Роскосмос по количеству гражданских пусков в 2017 году (16 против 14), в то время как пятью годами ранее соотношения составляло всего 2 к 26. В 2018 году SpaceX обогнала российскую госкорпорацию уже по всем видам пусков (21 против 20).
Весной 2018 года американское издание Ars Technica утверждало, что с 2013 по 2018 год доля России на рынке космических пусков сократилась с приблизительно 50% до 10%. По оценке издания, Россия в связи с этим теряет около 2 миллиардов в год. Сам Дмитрий Рогозин, будучи вице-премьером РФ (в 2011-2018 годах), оценивал долю России на мировом рынке космических услуг в размере «меньше трех процентов», однако не вполне понятно, о каком конкретно годе он говорит.
Будучи уже главой Роскосмоса, Дмитрий Рогозин, комментируя публикацию Ars Technica в своем Твиттере, признал, что положение России ухудшилось из-за упущенной в прошлом возможности обновить парк ракет-носителей (при этом он не опровергал приведенные в статье цифры). Однако вскоре страна должна восстановить лидерство на рынке пусковых услуг, утверждал он.Схожая тенденция сложилась в области обслуживания МКС. После закрытия американской программы Space Shuttle в 2011 году Россия стала монополистом на мировом рынке пилотируемых полетов на международную станцию, говорится в годовом отчете ракетно-космической промышленной корпорации Энергияза 2017 год (основные собственники Энергии- Роскосмос и Объединенная ракетно-космическая корпорация). На производимых Энергиейтранспортных кораблях (типа «Прогресс» и «Союз») доставляют международные экипажи на МКС и грузы для снабжения станции.
Однако с 2012 года у американского космического агентства NASA появилась возможность самостоятельно доставлять и возвращать грузы с МКС с помощью беспилотного космического корабля Dragon (компании SpaceX), а с 2013 года — с помощью беспилотного корабля Cygnus (компании Northrop Grumman Innovation Systems). «И, как следствие, заказы NASA на перевозки грузов с помощью кораблей „Прогресс" сократились», — говорится в отчете.
Таким образом, в 2018 году доля России на рынке услуг по доставки и возвращению экипажей МКС составляла 100%, а в области доставки грузов на эту станцию — 33,3%, утверждается в отчете Энергии за 2018 год. Остальные пуски пришлись на США (три корабля Dragon и два корабля Cygnus) и Японию (один корабль HTV). «В 2020 году ожидается появление в этом сегменте рынка нового участника — [американской] компании Sierra Nevada Corporation с многоразовым кораблем Dream Chaser», — пишет Энергия.
Монополистское положение России в сфере пилотируемых полетов с большой вероятностью будет прекращено уже в следующем году с началом эксплуатации кораблей Starliner (компании Boeing) и Crew Dragon (SpaceX), предупреждает Энергия. Роскосмос уже сократил планирующиеся в 2020 запуски пилотируемых кораблей к МКС в два раза в связи с ожидаемым началом полетов американских кораблей, сообщило в октябре 2019 года РИА Новости со ссылкой на попавшие в распоряжение издания документы (правда, из-за задержек это может произойти лишь во второй половине следующего года). Если американские запуски окажутся успешными, Роскосмос может не просто лишиться монополии, а потерять большую часть рынка, т.к. менее 20% обитателей МКС до сих пор были представителями России, и свыше 60% — США. Как минимум часть космических агентств других стран также могут сделать выбор в пользу Starliner и Crew Dragon.
Сложности России в области конкуренции в сфере космических услуг усугубляются внутренними проблемами. В конце 2018 года Дмитрий Рогозин объявил, что в 87% производственного оборудования предприятий Роскосмоса устарело, а ранее (весной 2018 года) он заявил о тяжелом экономическом положении некоторых из этих предприятий, сообщало РИА Новости.
В частности, «дыра» в Государственном космическом научно-производственном центре имени Хруничева (входит в Роскосмос) составляла 111 миллиардов рублей, заявлял он (центр производит ракеты «Протон» и «Ангара») — это долги перед Роскосмосом, банками и штрафы за просроченные контракты. Центр является убыточным минимум с 2006 года, и даже при удачном стечении обстоятельстве выйдет на чистую прибыль не раньше 2024-го.
А у корпорации Энергия был долг 35 миллиардов, утверждал Рогозин. Кроме того, в 2014-2018 годах каждый второй год у Энергиибыл убыточным.
В конце 2017 года помощник президента РФ Андрей Белоусов подверг критике деятельность Роскосмоса, заявив, что ведомство с советских времен живет за счет бюджета и практически не зарабатывает денег. «Огромная масса людей не может заработать деньги. Это нормально?» — приводит его слова РБК.
Роскосмос в целом, по сообщениям, обременен долгами в размере 200 млрд рублей, и ежегодно получает десятки миллиардов безвозмездно из госбюджета. На вопрос издания «Коммерсантъ» о финансовом положении госкорпорации ее замдиректора Максим Овчинников заявил, что оно «тяжелое», причем не только за счет падения объемов внешних контрактов, но также по причине проблем с внутренними.
«Российская космонавтика находится в состоянии глубокого кризиса, связанного с тем, что советские заделы по ракетоносителям, космическим аппаратам, орбитальным станция в большой степени исчерпаны… Были потеряны фактически все [советские и] российские космические станции… Оказалось, что российское присутствие в дальнем космосе просто прекратилось. Оно сейчас исключительно в рамках совместных проектов осуществляется», — сказал изданию Nakanune.ru президент Фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив «Основание» Алексей Анпилогов.
По мнению члена Северо-Западной организации федерации космонавтики России Александра Хохлова, российская космонавтика на мировом рынке оказалась подвергнута «естественному отбору».
«Денег [в постсоветское время] удавалось наскрести только на насущную работу и постепенную модернизацию космической техники, без возможности серьезного развития, — отметил он в интервью агентству Росбалт. — На техническом и кадровом советском заделе удалось продержаться 20 лет, но дальше началась стагнация».
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник