Не только общепит: Россия может столкнуться с волной банкротств

8 июля, 17:00
109
По подсчетам Федресурса, в первом полугодии 2021 года количество корпоративных банкротств выросло до 4 918, что на 9,2% больше, чем за тот же период 2020 года, но на 19,2% меньше, чем за аналогичный период 2019 года. В 2020 году число банкротств в России сократилось почти на 20%, что объясняется введенным мораторием на возбуждение процедур банкротства по инициативе кредиторов, который власти установили, чтобы помочь бизнесу пережить пандемический кризис.
Срок действия этого моратория завершился 7 января этого года, а так как в среднем длительность рассмотрения дел о банкротстве в России составляет порядка семи-девяти месяцев, можно ожидать, что пик «отложенных» банкротств придется на 3 и 4 кварталы текущего года, говорится в макроэкономическом и отраслевом обзоре Coface, специализирующейся на торговом страховании и управлении рисками.
Согласно внутренней статистике компании, динамика платежной дисциплины бизнеса в первом квартале была неоднородна от сектора к сектору.
Сильнее всего объем просроченных обязательств перед поставщиками длительностью более 60 дней вырос в секторе здравоохранения и фармацевтики — в 3,6 раза по сравнению с первым кварталом 2020-го. В секторе нефтехимии объем просрочек вырос на 19,8%, в секторе электроники и бытовой техники упал до нуля, в автомобильной промышленности и металлургии также зафиксировано резкое снижение просроченных платежей — на 99% и 87% соответственно.
Самые большие убытки в первом квартале этого года Coface зафиксировал в фармацевтике – порядка 188,5 млн рублей. В то же время в металлургии величина заявленных убытков упала с 11,6 млн рублей до 976,3 тыс. рублей, или на 91,6%. Также на 68,8% упали объемы убытков в отрасли производства строительных материалов. Нулевые убытки по первому кварталу наблюдаются в автопроме, нефтехимии и секторе электроники и бытовой техники.
Экономисты ЦМАКП волну банкротств к концу года не ждут. «После снятия моратория потенциальный рост отложенных банкротств действительно не мог быстро отразиться в статистике. Однако есть ряд факторов, благодаря которым катастрофы ждать не стоит», –— говорит ведущий эксперт ЦМАКП Алексей Рыбалка. Во-первых,
существенная часть предбанкротных компаний могла воспользоваться разработанным механизмом судебной рассрочки, в рамках которого компании из наиболее пострадавших отраслей (список ФНС) в случае существенного падения выручки могли утвердить план реструктуризации в суде на несколько лет, даже если не договорились с кредиторами.
Во-вторых, в условиях коронакризисного шока между кредиторами и «защищенными мораторием» должниками могло иметь место досудебное урегулирование споров (отсрочки или реструктуризация выплат). В-третьих, комплекс антикризисных мер позволил многим компаниям остаться на плаву. В ЦМАКП отмечают рост числа банкротств в торговле, строительстве, электроэнергетике, пищевой промышленности и машиностроительном комплексе. Снижение количества юрлиц-банкротов экономисты фиксируют в секторе услуг, транспорта и связь, в сельском хозяйстве и металлургии.
«В списке 25 крупнейших по выручке юрлиц-банкротов во II квартале 2021 года 14 компаний вели деятельность в сфере торговли, четыре строительных компаний и два производственных предприятия. При этом в данном списке 11 московских компаний»,
— отмечает Рыбалка.
Директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков также считает, что массовых банкротств к концу года можно будет избежать. «В вопросе отсроченных банкротств не столь однозначная логика: вполне возможно, что на фоне роста экономики и восстанавливающегося потребительского спроса (этим, в частности, Банк России объясняет стремительно растущую инфляцию, составившую 6,5% к началу июля – прим. ред.) мы сможем наблюдать рост сделок слияний и поглощений, а также расширения кредитования. Перспективы устойчивого роста в 2022-2023 годах будут стимулировать банки увеличивать объемы кредитования, а значит, и массовых банкротств мы не увидим», — рассуждает он.
Того же мнения придерживается и эксперт по финансово-правовой безопасности бизнеса МГО «Опора России» Сергей Елин. По его словам, мораторий оказался спасением для многих компаний, а не миной замедленного действия.
«Многие предприятия, сильно пострадавшие в период пандемии, не разорились полностью, а сокращали издержки и сужали объемы бизнеса: закрывали торговые точки и точки общепита. Волны банкротств не будет, но увеличение их числа вполне возможно»,
— прогнозирует Елин. Место ушедших с рынка игроков займут новые, но их количество будет зависеть от спроса и ограничительных мер.
Тревожным фактором Рыбалка называет не грядущий рост числа компаний-банкротов, а снижение числа новых компаний в экономике и общее уменьшение количества юрлиц. В ЦМАКП подсчитали: в 2020 году на одну открытую компанию приходилось 2,3 юрлица, прекративших свою деятельность. Для сравнения, в 2019-м это соотношение составляло 2,1, а в 2018-м. — 1,8.
Уменьшение числа новых компаний началось не во время пандемии, а гораздо раньше — в 2013 году, а с 2018-го оно стало сильно расти, так как, по словам экономиста, процедура регистрации компаний ужесточилась и одновременно ФНС стала зачищать рынок от компаний-однодневок и прочих неблагонадежных юрлиц.
В итоге если в 2017-м было зарегистрировано 450 тыс. новых компаний, то в 2018-м их оказалось на 17% меньше — 374 тыс., а в 2020-м было зарегистрировано только 240,8 тыс. новых юрлиц, что на 24,3% меньше, чем годом ранее. «Вряд ли стоит ожидать, что в этом году компаний станет больше. Оснований для этого немного, учитывая понижательный тренд последних лет и неопределенность экономической ситуации», — подытожил Рыбалка.
close
Источник