Степени закрытости: ученые оценили влияние локдаунов на экономику

10 мая, 15:30
270
Страны, которые используют жесткие методы против распространения COVID-19 экономически чувствуют себя лучше, чем те, кто вводит локдауны только при признаках перегрузки системы здравоохранения, пишет группа ученых в ведущем медицинском журнале The Lancet.
Авторы статьи сравнили количество смертей от COVID-19, показатели ВВП и степень жесткости мер по предотвращению распространения инфекции за первые 12 месяцев пандемии в странах-членах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, государства с развитой и свободной рыночной экономикой). Они подчеркивают, что хотя все факторы указывают на то, что более жесткие меры в итоге более выигрышны, этого пока недостаточно для доказательства прямой связи между разными стратегиями по сдерживанию эпидемии и экономическими последствиями.
Придерживающиеся наиболее жесткой стратегии Австралия, Исландия, Япония, Новая Зеландия и Южная Корея в среднем регистрируют в 25 раз меньше смертей от вируса, чем выбравшие более мягкий подход страны ОЭСР, заметили ученые.
«Жесткий контроль — более выигрышная стратегия, если судить по ВВП в целом и практически в каждом периоде в отдельности. Рост ВВП в пяти странах, выбравших эту стратегию, вернулся к допандемийному уровню в начале 2021 года, в то время как во всех остальных странах ОЭСР продолжается рецессия»,
— говорится в исследовании.
Это объясняется тем, что то вводимые, то отменяемые в зависимости от эпидемиологической ситуации локдауны в итоге длятся гораздо дольше, а на бизнес негативно влияет неопределенность.
«Мягкая стратегия в долгосрочной перспективе негативно влияет на экономический рост, потому что она не позволяет вести долгосрочное планирование. Вместо того, чтобы инвестировать в инновации, бизнес запасает деньги, чтобы пережить очередные ограничения. Вместо инвестиций в обучение сотрудников предприниматели нанимают персонал по срочным контрактам»,
пояснил Euronews один из авторов исследования, экономист, профессор Коллеж де Франс и бизнес-школы INSEAD Филипп Агион.
Исследование показывает, что более жесткие меры и ограничения и изоляция страны позволяют управлять инфекцией, а открытые границы и меньшая дисциплина населения способствует большему ее распространению, считает директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович. Но она указывает, что сравнивать именно страны ОЭСР было некорректно, и нужно было как минимум рассматривать государства с возможностью обособления своей территории от ввозимых инфекций.
«Это попытка в многофакторной системе найти какие-то простые причины. Как мы видим, это в основном островные государства, в которых удается ограничивать поток въезжающих и обеспечивать от самый подход T3: Test. Treat. Track — тестирование, лечение, отслеживание, который обеспечивает контроль над распространением вируса»,
— пояснила «Газете.Ru» Лариса Попович.
Несколько иная ситуация в Южной Корее — единственном не островном государстве из тех стран, что применяют жесткий подход к контролю COVID-19.
«Там часто были вспышки различных инфекций: и первый SARS (атипичная пневмония), и MERS (Коронавирус ближневосточного респираторного синдрома), и разные опасные штаммы гриппа, поэтому у них очень хорошо отработана система эпидемиологического контроля плюс привычка населения к соблюдению мер, таких как дистанцирование и ношение масок, как, кстати, и в Таиланде, где тоже все достаточно благополучно», — говорит Лариса Попович.
По наблюдениям директора Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ, «количество больных большое, но в России динамика совсем другая, нежели год назад»: вирус становится более заразным, но летальность не растет. Если в Бразилии и Индии не образуются новые особо опасные штаммы, то есть шанс, что к зиме COVID-19 существенно сбавит контагиозность, а затем постепенно перейдет в группу сезонных коронавирусных простуд, после чего уже можно будет более уверенно анализировать факторы, влияющие на его распространение, заключила Лариса Попович.
close
Kim Kyung-Hoon/Reuters
Источник