Večernji list: Хорватия поняла, как получать российский газ дешевле

12 февраля, 17:50
221
Труба газопровода
После нескольких лет отсрочек в последние дни января хорватское правительство наконец-то приняло конкретное решение, которое на шаг приблизило нас к реализации проекта по строительству СПГ-терминала на острове Крк. Таким образом, после десяти лет простоя мы наконец сдвинулись с мертвой точки. Это ключевое решение имеет значение не только для энергетической независимости и экономических интересов нашей страны, но и для позиционирования Хорватии в условиях, когда в Европе происходит перераспределение геополитических сил.
Насколько важно это решение, подтверждает и реакция американского посла Кохорста: «Я с удовольствием наблюдаю, как страна, которая является нашим стратегическим партнером и союзником, берет на себя столь позитивную ведущую роль». Важность этого решения также подтверждает положительный пример Литвы, где после строительства СПГ-терминала цены снизились на 30%. Премьер-министр Литвы везде и всюду повторяет, что «Россия всегда использовала энергоносители как политическое средство для оказания давления».
Во время подготовки этого материала в Брюсселе проходила встреча стран-членов Европейского Союза, посвященная изменениями в законодательстве, регулирующем внутренний газовый рынок, и вскоре нам станет известна судьба энергетической стратегии Европейского Союза. Главный предмет споров — вопрос о завершении строительства «Северного потока — 2», газопровода, который по дну Балтийского моря напрямую свяжет Германию с Россией. Восточноевропейские, скандинавские и прибалтийские страны выступают резко против строительства, так как считают, что этот проект превратит всю Европу в энергетического и политического заложника Москвы.
Новостью в этой связи стало заявление Франции, которая «не желает усиливать зависимость от России и тем самым наносить ущерб странам-членам Европейского Союза, в частности Польше и Словакии». Не удивляет, что поляки противятся проекту, ведь они на собственной шкуре испытали, каково это, когда их соседи — русские и немцы — «договариваются». Но почему же французы теперь не хотят договариваться, а идут против немцев, то есть тех, с кем должны возглавлять ЕС? Возможно потому, что французский президент Макрон наконец-то понял свою роль: после Брексита Франция останется единственной европейской ядерной державой, и этот проект касается не столько экономики Европы, сколько ее безопасности (особенно если учесть недавний разрыв договора РСМД между США и Россией).
А где же тут наше место? Мы должны быть на стороне собственных национальных интересов. Наше годовое потребление газа составляет более трех миллиардов кубометров, из которых два миллиарда мы импортируем. А если принять во внимание заявление российского посла о том, что «в прошлом году Россия поставила Хорватии два миллиарда кубометров газа», то, значит, весь импорт покрывает Россия, точнее крупнейший импортер российского газа компания PPD или ее новоиспеченная «Энергия натуралис» (Energia Naturalis), которая, сотрудничая с государственными и частными компаниями, мгновенно превратилась в крупного игрока.
Насколько велика российская самоуверенность, лучше всего свидетельствуют ультимативные заявления посла Азимова: «Россия должна быть хорватским стратегическим партнером» или «Не думайте, что развитие без России возможно». В одном предложении он говорит и о развитии, и о России, и о том, что Хорватия что-то должна. В общем, звучит, как ночной кошмар. Ночной кошмар, над которым многие, конечно не бесплатно, очень активно работают.
Поэтому трагикомичными кажутся заявления Азимова типа «Россия не имеет ничего против СПГ-терминала». Посол просто лжет самому себе. Утверждая, что они не против СПГ-терминала, поскольку российский газ все равно дешевле, про себя россияне думают, что после строительства СПГ-терминала он станет еще дешевле. Поэтому рвутся доказывать, насколько невыгоден СПГ-терминал, хотя дело обстоит наоборот: этот терминал выгоден, поскольку России придется дополнительно снизить цену, и уже это прекрасно компенсирует возможные потери. Наличие альтернативы всегда выгодно для всего общества, в особенности, когда мы, как сейчас, последние в цепочке.
Чтобы улучшить собственное положение, мы должны пробудиться ото сна. Ведь как гласит старая народная мудрость, за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Теперь, когда мы наконец-то определились с тем, чего хотим, нужно наладить понятную коммуникацию с партнерами. Первая в этом ряду — Венгрия, с которой нам предстоит решить сразу несколько вопросов, так как ясно, что это в наших общих интересах. Прежде всего нужно урегулировать ситуацию вокруг компании «Ина» (Inа), поскольку сложившаяся ситуация невыгодна никому и только тормозит развитие. Далее нужно взяться за реализацию других возможностей.
Представим себе ситуацию, в которой мы решили проблему «Ина», избавились от угрозы арбитража, Венгрия вошла в проект СПГ-терминала, и теперь после строительства соединительного трубопровода через Хорватию импортируется газ в Центральную Европу. Также мы обнаружили общие интересы в строительстве железнодорожной ветки, которая придаст импульс развитию порта Риека и обеспечит большой рост торговли с Азией. Этот проект премьер должен отстоять в Дубровнике на саммите инициативы 16+1. Ведь, как говорится, слова побуждают, а примеры ведут за собой.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.
Источник