Экономические меры Анкары могут отпугнуть иностранные банки

30 августа, 00:00
86
Все труднее поддерживать экономику Турции на плаву. Чтобы остановить спад и стимулировать рост, Анкара заставила центробанк сократить процентные ставки, несмотря на незрелые условия внутри страны и за ее пределами. Она стремилась контролировать цены на твердую валюту через государственные банки. В результате центробанк и Минфин, как основные посредники этой политики, потеряли доверие и средства.

В рамках того же подхода госбанкам пришлось снизить стоимость кредитов в начале августа, чтобы сократить уровень запасов в пострадавшем от кризиса строительном секторе. Тем не менее частные банки, многие из которых принадлежали иностранцам, неохотно следовали их примеру. Их беспокоил вопрос прибыльности и чрезмерных рисков. Правительство поощрило три государственных банка (Ziraat, Halk и Vakif), предоставляющих больше кредитов, и наказало тех, кто не хочет расширять кредитование.

Согласно нормативным изменениям, объявленным 19 августа, центробанк установил связь между объемом кредитов, выделяемых банками, и суммой денежных средств, которые они должны откладывать в качестве резервов, а также процентами, которые они выплачивают по этим суммам. Банки с более высокими темпами роста кредитования могли пользоваться более выгодными условиями.

Стремление наказать тех, кто не стремится выдавать кредиты, вызвало опасения среди иностранных банков, важных для банковской системы Турции. Некоторые из них вообще подумывают о том, стоит ли им продолжать работать в Турции.

Все эти события протекают на фоне обострения напряженности в правящей "Партии справедливости и развития", после того как она понесла поражение на местных выборах в начале этого года. Бывший экономический царь "Партии справедливости и развития" Али Бабаджан, пользующийся поддержкой экс-президента Абдуллы Гюля, сейчас создает новую партию, которая грозит расколоть базу ПСР.

ПСР прекрасно понимает, что причина ее политического краха – экономический кризис, поразивший Турцию с середины 2018 г. Однако, несмотря на то что полномочия Эрдогана были расширены в прошлом году, его правительство стремилось вернуть экономику в нужное русло.

Прежде всего Анкара не смогла укрепить положение экономических субъектов. Об этом недвусмысленно говорят исследования индекса потребительского доверия.

Внутренний спрос упал, особенно это касается товаров длительного пользования: автомобилей, бытовой техники и мебели. И все это на фоне снижения реальных доходов и инфляции, которая в прошлом году выросла до 20%, пока не снизилась в последние месяцы. Нельзя забывать о растущей безработице, которая оставалась на уровне 13%, однако в начале этого года превысила 14%. В строительном секторе, движущей силе экономического роста в период расцвета "Партии справедливости и развития", наблюдается хаос. Строительные магнаты, многие из которых являются друзьями и сторонниками ПСР, оказывают давление на правительство, чтобы оно оживило продажи.

Под влиянием экономической рецессии и "плохих" долгов объем кредитов Турции сократился до 67% от ВВП в середине 2019 г. За тот же период прошлого года он составлял 75% от ВВП.

Под давлением правительства и после неоднозначной смены главы центробанка, в конце июля ЦБ снизил ставку на ошеломительные 425 б. п., несмотря на то что улучшения ситуации с инфляцией пока не предвидится. Тогда государственные банки должны были предоставить более дешевые кредиты потребителям через несколько месяцев после того, как их истощающиеся средства пополнились за счет увеличения госдолга. Но говорить о реальном прогрессе без активного участия местных и иностранных частных банков трудно. Анкаре необходимо оказать давление на тех, кто не хочет выделять кредиты.

Согласно новым правилам центробанк снизил норму обязательных резервов для банков с более высокими темпами роста ссуд, то есть государственных банков, также он увеличил проценты, выплачиваемые по этим суммам. Частные банки, не столь часто выдающие кредиты, столкнулись с более высокими нормами обязательных резервов и снижением ставок доходности. Эта мера заставляет банки расширить кредитование, независимо от рисков и соображений прибыльности. А это вызывает опасения среди частных кредиторов, как местных, так и иностранных.

Нельзя игнорировать обеспокоенность банков с иностранным капиталом: они доминируют в финансовой системе Турции. Иностранные инвестиции в банковскую систему Турции заметно выросли в предшествующее десятилетие, причем иностранцы хотят получить долю в финансовом секторе растущей экономики Турции.

По данным Ассоциации банков Турции, иностранным компаниям принадлежат контрольные пакеты акций в 21 из 34 депозитных банков в Турции. Они являются владельцами 27% от общего количества 10,335 банковских отделений и нанимают 29% всех работников сектора. У ряда из них, Citibank, Deutsche Bank, Rabobank, Chase и Societe Generale, от одного до трех отделений. Другие управляют обширными сетями - Garanti BBVA и QNB Finansbank, у которых 930 и 530 отделений соответственно.

В некоторых других частных банках участвуют иностранные миноритарные партнеры, как Yapi Kredi, 40% акций которого принадлежит итальянскому UniCredit.

По данным Ассоциации банков, иностранный капитал составляет 52% всего капитала в банковской системе страны.

Учитывая, что иностранцы имеют такое важное влияние в банковском секторе Турции, нетрудно предположить, что такие меры, как введение норм обязательных резервов, принесет неприятные последствия. И если Анкара попытается оказать давление на частные турецкие и иностранные банки, заставив их спокойнее относиться к "плохим" долгам, иностранцы вполне могут всерьез задуматься о том, стоит ли им вести операции в Турции.
Источник