Как ближневосточные лидеры встретили военный переворот в Судане?

15 апреля, 19:30
125
Свержение суданского президента Омара аль-Башира военными страны вызвало противоречивую реакцию (от удовлетворения до паники) в арабском мире. Многие лидеры региона, в первую очередь президент Сирии Башар Асад, с особой тревогой следят за переходом власти.

Глава военной хунты объявил на прошлой неделе о взятии под домашний арест Башира, приостановке действия конституции и намерении управлять страной в ближайшие два года, после чего, по его словам, состоятся всеобщие выборы.

В декабре прошлого года Башир стал первым арабским лидером с начала сирийского конфликта в 2011 г., который посетил Дамаск и встретился с Асадом. Этот визит был воспринят многими наблюдателями, как подготовка для возможной реинтеграции Сирии в арабский мир. К Асаду в течение последних нескольких лет относились как к изгою, а Дамаск был исключен из Лиги арабских государств (ЛАГ) в ноябре 2011 г. из-за “жестокого подавления про-демократических демонстраций”.

Уже всем ясно, что благодаря поддержке России и Ирана, режим Асада не падет в ближайшее время. Так, Иордания, приютившая на своей территории около 1,4 млн сирийских беженцев и пытающаяся как можно скорее репатриировать их на родину, уже начала диалог с Дамаском. В декабре Объединенные Арабские Эмираты стали первой страной Персидского залива, которая открыла посольство в Сирии. Бахрейн сделал тоже самое на следующий день.

Башир пытался вернуть Сирию в ЛАГ и даже поднял этот вопрос на последнем саммите организации в Тунисе в прошлом месяце, но его инициатива не получила поддержку, отмечает Al-Monitor.

Друг моего врага может быть моим другом. Может показаться странным, что Асад недоволен свержением поддерживаемого “Братьями-мусульманами” Башира, поскольку у себя дома имеющие близкие контакты с “Братьями-мусульманами” боевики и их спонсоры Турция и Катар - являются одними главных врагов сирийского режима. Так же, на первый взгляд, выглядит нелогичным и то, что президент Судана пытался помочь Асаду.

Россия, на самолете которой Башир совершил поездку в сирийскую столицу, уже не один год инвестирует в испытывающий финансовые трудности Судан, в первую очередь в горнодобывающий и энергетический секторы страны. Рост цен был одним из главных триггеров протестов, которые привели к свержению Башира, и Москва использовала свои финансовые рычаги, чтобы заставить Башира помочь Асаду вернуться в арабское лоно, полагают западные аналитики.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, еще один друг Башира, также, скорее всего, очень нервничает. Между тем, несмотря на свое негативное отношение к военным переворотам (в 2016 г. он сам пережил что-то подобное), Эрдоган не обмолвился ни единым словом о суданском лидере на состоявшейся в воскресенье в Анкаре пресс-конференции.

По данным газеты Dunya в Судане работает около 200 турецких компаний, а их общий объем инвестиций достигает $650 млн. Так, в 2018 г. турецкая государственная нефтяная компания TPAO подписала соглашение на $100 млн с правительством Судана о совместной добыче нефти.

Резкий скачок цен на продовольствие, ускоривший политическую смерть Башира, одна из причин почему правящая партия Эрдогана потеряла контроль над Анкарой и Стамбулом на состоявшихся 31 марта местных выборах.

Следует отметить, что про-демократические силы Судана пока не празднуют падение Башира, так как не уверены насколько долго, несмотря на свои заверения, военные задержаться у власти. Не следует также особо паниковать Асаду, Эрдогану и другим региональным союзникам свергнутого диктатора, уверена ближневосточный эксперт Элизабет Цурков.

“Еще не павшие режимы региона, включая режим Асада и египетского президента ас-Сиси, явно встревожены развитием событий в Судане и в Алжире, - говорит Цурков. - Но пока неизвестно, какие силы заменят Башира. Если это будет очередная военная диктатура, то Асад, Сиси и все остальные авторитарные лидеры будут довольны подобным итогом”.
Источник