Зампред ВЭБ.РФ Алексей Мирошниченко: "Мы берем риск в интересах экономики и реализации важнейших проектов"

19 декабря 2019
220
Об особенностях риск-менеджмента в организациях развития, партнерстве с коммерческими банками и ускорении срока проведения экспертиз проектов, решении старых проблем и готовности активно двигаться по повестке развития экономики страны – в интервью с заместителем председателя ВЭБ.РФ Алексеем Мирошниченко.

Зампред ВЭБ.РФ Алексей Мирошниченко. Фото: ВЭБ.РФ
ВЭБ.РФ – крупнейший институт развития в России, в периметре его координации находятся корпорация МСП, ДОМ.РФ и Российский экспортный центр. Не так давно в прессе прошла информация, что совет по финансовой стабильности оценил ситуацию в ВЭБе и институтах развития в периметре координации. Можно сказать, что большая часть старых проблем ВЭБа уже решена и он готов активно кредитовать экономику. В части оценки рисков, анализа действующих проектов какая работа этому предшествовала? Что еще предстоит сделать?

Мы детально проанализировали кредитный портфель, сформированный до внедрения новой бизнес-модели ВЭБ.РФ, и произвели переоценку входящих в него активов. По результатам ВЭБ.РФ сформировал дополнительные резервы, которые были отражены в отчетности, и в настоящее время размер капитала нашей корпорации, раскрытый в отчетности, полностью учитывает реальное качество наших активов.

В октябре этого года Национальный совет по финансовой стабильности, оценив как уровень достаточности капитала после формирования всех резервов, так и степень покрытия капиталом потенциального убытка при реализации экстремального стресс-сценария, согласился с тем, что ВЭБ.РФ и организации развития не несут критичных рисков для российской финансовой системы. В дополнение к этому реализованы и обсуждаются новые мероприятия, которые обеспечат ВЭБ.РФ капиталом, необходимым для выдачи новых кредитов.

Цитата
Дмитрий Медведев
Председатель правительства
"При поддержке правительства за этот год была обеспечена финансовая устойчивость организации. Ее деятельность была наконец переориентирована на решение задач развития страны, то есть ВЭБ стал работать как полноценный институт развития. В этом году мы одобрили целый ряд важных инвестиционных проектов в области химии, аграрном секторе, авиастроении, судостроении, транспорте, экологии. Часть из них реализуется в том числе и в рамках фабрики проектного финансирования. Благодаря этой программе удалось привлечь порядка полутриллиона рублей в экономику страны. Инвестиции ВЭБа и координируемых им организаций – это высокотехнологичные предприятия, укрепляющие экономический суверенитет страны. Новые дороги, аэропорты, стандарты качества жизни в российских городах".


Накануне Наблюдательный совет ВЭБ.РФ утвердил предложение о расчете коэффициента достаточности капитала (аналог Н1) на основе аудированной отчетности по МСФО. Этот подход повысит прозрачность основных показателей для российских и иностранных инвесторов, наших действующих и потенциальных партнеров. Понятно, что как государственная корпорация мы абсолютно прозрачны для правительства и Банка России (хотя ВЭБ.РФ и не является банком, мы ведем активное взаимодействие с регулятором).

Цитата
Игорь Шувалов
Председатель ВЭБ.РФ
"Особенно важным было решение о переходе на новую методику расчета достаточности капитала – по МСФО. Должен сказать, что к этому готовятся коммерческие банки, но такое решение еще для них не действует в качестве обязательного, а ВЭБ.РФ переходит на расчет достаточности капитала по этим новым международным правилам незамедлительно. Для нас это большая ответственность, поскольку, с одной стороны, мы абсолютно транспарентны и теперь для нас нет никаких послаблений в плане регулирования, несмотря на то что нашим надзорным органом является правительство, а не Центральный банк России. Тем не менее и для инвесторов Российской Федерации, и для инвесторов вовне, а также для государственных органов России мы становимся абсолютно прозрачной организацией".


Правильно ли я понимаю, что ВЭБ.РФ и организации развития накануне прошли первый совместный стресс-тест? Каковы его результаты? Он был сопоставим с теми стресс-тестами, которые проходят банки или другие участники финрынка?

Да, при оценке стабильности ВЭБ.РФ и организаций развития в течение 2019 г. мы действительно впервые провели совместный стресс-тест, основанный на стандарте Банка России для крупных банков (так называемых системно значимых кредитных организаций). Этот стресс-тест подтвердил финансовую устойчивость при наступлении стрессового сценария, аналогичного кризисам 2008 и 2014 гг.

Цитата
"Ознакомившись с положением дел в ВЭБ.РФ, Национальный совет по обеспечению финансовой стабильности отметил, что уровень системного риска стабильности финансовой системы Российской Федерации, связанного с институтами развития (ВЭБ.РФ, ДОМ.РФ, РЭЦ и корпорации МСП), является приемлемым. Данная оценка важна, так как правительство и ВЭБ.РФ ведут активную работу по поддержке крупных инфраструктурных проектов, современных промышленных производств, поддержке экспорта и развития экономики городов", — сказал представитель Минфина.


Ни ВЭБ.РФ, ни координируемые организации развития не являются банками. При этом, судя по сообщениям СМИ, вы активно взаимодействуете с Банком России. По каким основным направлениям?

ВЭБ.РФ - один из крупнейших участников финрынка, по совокупному объему активов организации развития сопоставимы с банковскими группами из топ-5. В связи с этим для оценки риска ВЭБ.РФ можно и нужно применять инструменты, которые Банк России разрабатывает для коммерческих банков. Мы полностью прозрачны для Банка России: на регулярной основе предоставляем детальные отчеты о наших операциях

Вы возглавляете риск-менеджмент ВЭБ.РФ с июля прошлого года. До этого у вас был серьезный опыт работы в международном консалтинге и одном из крупнейших коммерческих банков - "Газпромбанке". Риск-менеджмент в ВЭБ.РФ проще или сложнее?

Конечно, ВЭБ.РФ больше чем банк – это корпорация развития. Первоочередная задача, которую поставил Игорь Шувалов, – построение эффективной современной системы управления рисками с учетом характера и масштабов деятельности организации развития. При этом инструменты, которые используются для поддержки проектов и соответственно попадают в поле зрения риск-менеджмента, по сути, являются банковскими финансовыми инструментами.

На предыдущем месте работы меня назначили директором по рискам осенью 2015 г., где одной из моих ключевых задач было снижение стоимости кредитного риска по всему портфелю банка. Для выполнения этой задачи были сформированы новые механизмы управления кредитным риском, в результате его стоимость снизилась в несколько раз. Я надеюсь, что и в ВЭБ.РФ удастся достичь сопоставимых результатов.

Алексей, организации развития по определению вынуждены брать на себя больший риск, чем коммерческие игроки? Ваши проекты длиннее, зачастую – крупнее и сложнее. Как отличается оценка рисков в организации развития от того же коммерческого банка?

Мы считаем, что эффект нашего участия в финансировании проектов развития будет максимален при совместной реализации с коммерческими банками. Так, на 1 руб. использованного капитала мы сможем поучаствовать в проекте на 10 руб., а с учетом вклада банков-партнеров экономика получит до 30 руб. "длинного" финансирования. Роль ВЭБ.РФ в таких проектах – снять с коммерческих банков риски, обусловленные макроэкономическими факторами. Мы берем риск в интересах экономики и реализации важнейших проектов.

Например, денежный поток проекта имеет склонность к росту или снижению синхронно с экономическим циклом (что характерно, в частности, для транспорта и промышленного производства) и является достаточным для погашения кредита на сроке финансирования 10-12 лет. Такой проект – это дополнительные рабочие места, налоги в бюджеты всех уровней и в конечном итоге повышение качества жизни людей. Но в отдельные годы денежного потока может быть недостаточно для текущего обслуживания кредита, структурированного стандартным для коммерческих банков способом (с равномерным погашением). В этом случае ВЭБ.РФ может структурировать свой транш более гибко – так, чтобы он гасился в "хорошие" годы. Коммерческий же банк при этом получит транш с равномерным погашением.

Другим нашим решением является реализованный в "Фабрике проектного финансирования" ВЭБ.РФ уникальный инструмент, в рамках которого за счет поддержки министерства экономического развития заемщик получает кредит и платит по фиксированной ставке, а коммерческий банк получает по этому кредиту плавающую ставку, привязанную к ключевой. Разница в период роста ставок компенсируется за счет специальной субсидии.

Кстати, одной из форм участия ВЭБ.РФ в проектах совместно с коммерческими банками является гарантия. В этом году Банк России отразил в нормативных документах особый статус ВЭБ.РФ – так называемый public sector entity в терминах базельского стандарта – и разрешил коммерческим банкам учитывать кредиты под гарантию ВЭБ.РФ с пониженным риск-весом 20%. Меньше давления на капитал – больше профинансированных проектов.

ВЭБ.РФ активно взаимодействует с коммерческими банками, в том числе и через довольно новые для нашего рынка механизмы, такие как фабрика проектного финансирования или предоставление проектных гарантий по российскому праву. Есть ли у ваших партнеров – действующих и потенциальных – внятные ориентиры: это ВЭБ.РФ может, а это – к другим игрокам?

Мы активно общаемся с коммерческими банками. В этом году мы формализовали свои риск-ориентиры и представили их нашим потенциальным партнерам в июле на специальном семинаре, посвященном проектным гарантиям и риск-ориентирам. Мы получили хороший отклик от коллег и продолжаем активное взаимодействие с ними.

С учетом специфики проектов, их рассмотрение в ВЭБ.РФ проходит дольше, чем, например, в коммерческом банке?

Процесс рассмотрения проектов у нас занимает столько же или даже чуть меньше времени, чем в коммерческих банках. В 2019 г. мы его дополнительно оптимизировали: сократили число согласований, внедрили параллельную экспертизу разными подразделениями.

Внедрение новых решений, таких как маркетплейс для бизнеса "Развивай.РФ", – это большие или меньшие риски для организаций развития?

Маркетплейс "Развивай.РФ" – по сути, единая витрина услуг организаций развития для бизнеса, от ИП до крупных компаний. На ней представлены продукты ВЭБ.РФ, Российского экспортного центра, "ДОМ.РФ", корпорации МСП, фонда "Моногорода.РФ", МСП Банка, "Росэксимбанка", компании VEB Ventures, Фонда развития Дальнего Востока и Арктики. Полагаем, что запуск агрегатора "Развивай.РФ" сделает процесс получения услуг для бизнеса более простым и быстрым. Значительного влияния на уровень рисков организаций развития с запуском маркетплейса мы не прогнозируем.

Задачи, которые вы ставили перед собой на 2019 г., выполнены? Вы сконцентрированы на оптимизации риск-аппетита в периметре группы ВЭБ или фронт работ шире? Например, можете ли делиться моделями оценки рисков с другими организациями развития?

На 2019 г. мы ставили перед собой и решили ряд амбициозных задач, включая упрощение и ускорение процесса принятия кредитных решений, повышение контроля за рисками дочерних организаций, внедрение прозрачной системы кредитных лимитов для системного и оперативного контроля за рисками на отдельных заемщиков.

В дополнение к этому мы начали совместную работу с подразделениями риск-менеджмента других организаций развития, создали Координационный (экспертный) совет организаций развития по управлению рисками для ВЭБ.РФ, ДОМ.РФ, РЭЦ и корпорации МСП. Организации развития представлены на равных и обмениваются лучшими практиками. Так, мы разработали совместную с РЭЦ модель оценки страновых рисков, взяли их модели оценки рисков банков, а они – нашу модель оценки рисков корпоративных клиентов и проектов. Помимо этого, произошло сближение методологии и повышение взаимной прозрачности по таким направлениям, как управление рыночным риском и риском ликвидности, а также операционным риском.

Каков сейчас риск-аппетит ВЭБ.РФ? С учетом задач по развитию экономики, координации других организаций развития можно ли прогнозировать, что риск-аппетит будет расти?

Риск-аппетит ВЭБ.РФ можно охарактеризовать так: наш основной риск – кредитный, и он чуть выше, чем у коммерческих банков. Так как мы финансируем "длинные" проекты, мы неизбежно принимаем также риск ликвидности и процентный риск, и мы разработали системы для управления ими. В них входит, в частности, так называемый "буфер ликвидности" из качественных облигаций. А вот рыночные риски (валютный и переоценки ценных бумаг) мы стараемся минимизировать. Наш аппетит к риску синхронизирован с пятилетней бизнес-моделью ВЭБ.РФ, и мы полагаем, что он будет оставаться на том же уровне в течение этого срока.

Каковы основные задачи на ближайшие годы? Чего ждать вашим партнерам?

Наша ключевая задача – поддержка крупнейших проектов в инфраструктуре, развитии промышленности высоких переделов, экспорта и развития экономики городов При этом мы должны обеспечить возвратность выделенных на эти проекты средств.

ВЭБ.РФ всегда готов искать новые способы совместной реализации проектов с нашими партнерами. Я уже говорил, про такие механизмы, как "Фабрика проектного финансирования" и "проектные" гарантии, которые позволяют использовать более низкие коэффициенты риска для расчета норматива достаточности капитала. Уверен, будут и новые форматы сотрудничества, мы всегда открыты для обсуждения идей наших партнеров - действующих и потенциальных.

Источник